Гадание на картах Таро
Яндекс.Метрика
Копилка раскладов
Заочное обучение
Форма входа
Календарь новостей
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
Наш опрос
Насколько охотно вы позволяете другим людям делать для вас расклад?
Всего ответов: 177
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0










КАТАЛОГИ


Русский Топ

Mystic Sites Top100 Сайт о магии.
Rambler's Top100



Каталог Ресурсов Интернет
Рейтинг SunHome.ru
 
COOL.RU - каталог лучших сайтов

Архетип Глупца (Шута)

Всегда есть "какое-нибудь" начало.

Давным-давно жил да был на Земле человек – нагой, беззащитный, забытый и одинокий. Все вокруг его пугало. Ему казалось, что с ним все время должно что-нибудь случиться, а он не знал, как этого избежать. Опасности подстерегали его везде, по крайней мере, так ему казалось. Он влачил жалкое существование, а врагов у него было очень много: голодные дикие звери, готовые его растерзать, холод и жара, вызывающие болезни, недостаток еды, которую надо было добывать с риском для жизни, и ужасные стихии природы, в любой момент грозившие уничтожить его жилище и самого человека. И ни от кого он не мог ждать помощи – ведь все его собратья были такими же беззащитными и подвергались тем же опасностям, что и он.

Вот в дерево, которое росло около пещеры и защищало человека от диких зверей и летнего зноя, ударила молния. Пламя становилось все сильней и "съедало" чувство защищенности, уничтожая то, что было знакомо и освоено. С грохотом и треском огонь обжигал всех, кто пытался приблизиться к нему. Он причинял физическую и психическую боль, был чем-то непонятным и потому пугающим. Неожиданно с неба, откуда прежде струилось тепло Солнца или сияние Луны, хлынула вода. Ее становилось все больше и больше, облака извергали уже настоящие потоки. Все это сопровождалось ужасными раскатами грома и поражающими воображение вспышками молнии. И вдобавок среди белого дня мир погрузился в кромешный мрак. Пылающий факел дерева начинал уже гаснуть, пламя шипело, почерневшие ветки скрючивались, но в борьбе стихий – огня и воды – огонь постепенно сдавался. Однако от этого человек не стал чувствовать себя безопасней – он вдруг увидел, что река, которая каждый день давала ему воду для питья и освежала в жару, превратилась в ревущий поток, подступивший к самому входу в пещеру. Надо было искать спасения – вода уже затопляла его жилище.

Человека охватил панический страх: Но куда бежать – везде темнота, озаряемая только частыми зловещими вспышками молний, от которых становится еще страшнее. А в придачу – ураган, гнущий к земле все живое, пронизывающий до самых костей и срывающий с человека его жалкие лохмотья. Да еще прежде такая твердая почва под ногами вдруг начинает расползаться и дрожать. Помощи ждать неоткуда. Содрогания земли становятся все сильней, из ее глубины доносится глухой рокот. Человек чувствует, что это конец. Земля с грохотом разверзается под ним, и он проваливается неизвестно куда. Разбушевавшаяся стихия полностью поглотила и уничтожила его, но он этого уже не ощущает – его сознание летит в бездну вместе с ним.

Когда наутро он приходит в себя посреди руин и обломков, окружающий мир оказывается совсем другим. На месте пещеры, которая еще вчера была его домом, осталась только груда камней. Река поменяла свое русло, ее течение стало быстрым, а вода – мутной. Там, где раньше виднелся маленький островок, теперь бушевал огромный водопад. Везде, куда ни глянь, среди поваленных бурей деревьев и догорающих пожарищ – трупы, погибших во время катастрофы животных. Пейзаж выглядит таким ужасным, что страх становится почти физическим ощущением.
Человек чувствует, что уже не может здесь оставаться, что ему по-прежнему угрожает опасность. Так рождается его интуиция, имеющая много общего с инстинктом, которым руководствуются животные. Первобытный человек выжил только благодаря ей, а нынешняя цивилизация объявила интуицию чем-то вторичным в сравнении с интеллектом. Вот почему современный человек с таким трудом избегает всевозможных опасностей. Именно интуиция подсказала нашему бедолаге встать и идти, хотя тело не слушается, ноги не ходят, раны кровоточат, болят переломанные ребра. Но Глупец все-таки встал и тронулся в путь.

Едва он успел найти временное убежище в дупле единственного уцелевшего дерева, как в поисках добычи по­явились дикие звери. Они шли за ним по следу и были голодны и свирепы. Человек понял, что и здесь оставаться опа­сно. Нужно искать новое убежище, место, где он мог бы жить. Как только звери утолили голод валявшейся везде падалью, Глупец покинул дупло и отправился в рискованный путь в неведомое, имея в своем багаже лишь страшный опыт катастрофы и наивную веру (граничащую с беззаботностью) в то, что теперь уж точно все будет прекрасно.

В своих странствиях он увидел много замечательного: птиц, вьющих гнезда, зверей, выхаживающих свое потомство, беззаботно резвящееся на солнечной поляне, буйную растительность, огромные зеленые деревья – и нигде он не встречал даже намека на тот кошмар, который недавно пережил. Тогда он начал задумываться и увидел, что жизнь могущественнее, чем стихии. Ему захотелось выяснить, почему это так. И он пожелал новых знаний. Он понял, что только познание окружающего мира позволит ему избежать в будущем всех тех опасностей, которые совсем недавно были его единственной участью. Он стал пристальней наблюдать за тем, что встречал на пути, он научился видеть, как справляются с трудностями животные, со временем он даже начал использовать способы, которые подглядел у растений. Все это помогало ему выживать в трудных ситуациях. Он понемногу накапливал опыт, хотя многого еще не понимал, многое даже не умел назвать, а многое вообще был не в состоянии воспринять или запомнить. Но он старательно собирал в свою суму странника все, что встречал на пути. Конечно, не все складывалось гладко, но он был неутомим в своем странствии, которое постепенно привело его к пониманию многих законов, управляющих миром, а это влекло его еще дальше – к расширению горизонтов познания. И, в конце концов, он отыскал великую Мудрость, к которой стремился и так долго шел: он понял, что он – всего лишь Глупец, который все еще стоит в самом начале пути. Но тяга к познанию была настолько сильной, что он продолжал и продолжал свой путь, хотя он по-прежнему грозил многими трудностями и опасностями. Однако человек был тверд в своем подвиге накопления знания и опыта. И именно эта твердость позволила Глупцу стать Магом.

Архетип Мага

Бди, чтобы не оказаться учеником чернокнижника!

Человек в своем странствии познал все, что его окружает: среду, в которой он обречен жить, законы, управляющие миром, правила, которые необходимо исполнять, предметы, которые можно использовать. Короче говоря, то, что прежде было сокрыто от него, перестало быть тайной. Странник начал понимать силу стихий, которые так его напугали, и старался теперь употребить эту силу в своих интересах. Его радовало, что огонь, вместо того чтобы обжигать, согревает и позволяет приготовить вкусную еду; что вода, которая вызывала наводнения и затопляла жилища, орошает пустыни, делая их плодородными; что пищу не надо теперь добывать с опасностью для жизни; что ветер, который раньше нес только вихри и ураганы, теперь крутит мельницы, которые перемалывают зерно в муку; что земля под ногами, которая ра­ньше засыпала жалкие лачуги и пещеры, начала давать уро­жай, кормить домашних животных, что на ней теперь можно строить дома, дающие ощущение безопасности, – она стала символом достатка и богатства.

Человек начал также углубляться в самого себя, и это позволило ему открыть тайны своей души. Он увидел, что главная сила сокрыта именно в ней. Он понял величайшую истину, что душа вечна, неуничтожима, что в ней содержатся неограниченные возможности. Он в первый раз почувствовал, что его могущество неограниченно. Он начал думать о себе: "я могуч, я властитель мира, я маг". Оказалось, что ему все доступно и для него есть только одно препятствие – то, которое он сам перед собой воздвигнет.

Он слишком быстро забыл, что еще совсем недавно был Глупцом, всего боялся и ничего не понимал, не имея ни опыта, ни знания законов, управляющих окружающим миром. Усвоив лишь проблески знания, он уже почувствовал себя уверенным и всемогущим. Он объявил себя властителем мира и всего сущего. Он стал строить все более прочные и совершенные жилища, носить все более роскошную одежду, украшать и ублажать себя, используя накопленное знание и скрывая его от других людей. Он пожелал, чтобы знание приносило ему материальную выгоду. Добрый Бог сжалился над самым своим беспомощным творением и дал ему знание, чтобы он мог себя защитить, но человек, едва получив это знание, сразу начал его материализовывать, называя магией и собирая со своих собратьев плату за ее обладание и использование.

Так появился ученый "Маг", который собирал сведения о законах природы, причинно-следственных связях, например, таких как "что внизу, то и наверху..." Он стал наблю­дать небо и людей и, умея делать из этих наблюдений соответствующие выводы, накапливал опыт и знание. Он знал, когда надо сеять зерно, чтобы получить хороший урожай; ко­гда разольется река, орошая поля; когда целесообразней выходить на охоту, чтобы сделать запасы; как увеличивать поголовье домашних животных. Он понял, где искать прочное дерево и камень, чтобы строить хорошие дома; как добывать руду и выплавлять из нее металл; как делать инструменты для строительства и земледелия, а также оружие, которое усиливало ощущение его безопасности. Он научился хорошо понимать поведение человека, видеть его страхи и использовать их. Маг стал самым авторитетным человеком в своем роду и племени, но ему пришлось заплатить за это огромную цену, которую нельзя было выразить в чем-то материальном. Ее можно назвать одиночеством, прикосновением к тайне, отягощенной ответственностью и постоянной проблемой необходимости выбора, который он должен делать для себя, соотнося с ним добро или зло, способные в одинаковой степени наполнять его душу. Именно в результате этого выбора он смог разделить магию на белую и черную.

Таким образом, тайна уже не была тайной для Магов. Для них она стала образом жизни, тогда как для остальных она оставалась чем-то необычным, непонятным и неведомым, но благодаря опеке первых – не такой опасной, как когда-то для Глупца. Люди охотно вручали свою судьбу в руки Мага, безгранично доверяя его мудрости. Ведь так приятно переложить ответственность за свои проблемы на кого-то еще. А Маг умел ее принять, старясь уравновесить в себе и в мире мощь четырех стихий. Он был внимателен и наблюдателен, вникал не только в окружающий мир, но и во всю Вселенную. А насколько ему удавалось достичь внутреннего равновесия, оказывалось в зависимости от выбора, который он постоянно осуществлял внутри себя и от того, до какой степени его сердце подчинялось этому выбору.

Мир постепенно осваивался, но еще не был полностью безопасным, а Бог наблюдал за этим процессом с Небес, как мы смотрим на детей, играющих в песочнице; и когда человечество начинало превышать свои полномочия, Бог призывал его к порядку. У Мага хватало ума понять, что он не имеет влияния на все на свете и что его знание, постоянно расширяясь, не является, однако, всеобщим. Постепенно прорастала в нем мысль о том, что есть Тот, кто управляет Землей, а, может быть, и всей Вселенной, Тот, от кого зависит много большее, чем от Мага. Он попробовал направить к Нему свои чаяния и просьбы людей своего племени. С большим или меньшим успехом облекал он свои верования в определенные формы, создавая на Земле или ища на Небе совершенный образец более могущественный, чем он сам – Бога. Он пришел к выводу, что люди нуждаются в специфическом посреднике для общения с таким всесильным существом, в том, кто посвятит свою жизнь только контактам с Ним, а, значит, эта личность будет занимать особое место в своем племени. Ее назвали Наивысшей Жрицей (название соответствующей карты на русском языке: "Папесса" – прим. переводчика).

Архетип Наивысшей Жрицы (Папессы)

"Спешите любить людей, они так быстро уходят..."
(Я. Твардовский)

И вот появилась Она, женщина, интуитивно понимающая мир и потребности людей, умеющая поддерживать контакт с Величайшей Сущностью, самопожертвенно готовая вступиться за своих соплеменников. Она оказалась выбрана, так как была чиста душой и не заражена вирусом материализма, который поселился в душе Мага. Она была готова к Служению. Наивысшая Жрица стала хранительницей человеческой совести, соединила обыденное с Божественным. Она знала столько же, сколько знал Маг, а может быть, и более того, но никогда не использовала это ни против Человека, ни против Бога. Она была только посредником между все еще напуганными, не сознающими себя и окружающий их мир "людишками" и Богом. Она хорошо поняла суть человека и всей земной природы и полюбила все сущее на Земле. Она сострадала мучающей в родах женщине, но не оставляла вниманием и суку, ощенившуюся в кустах. Она понимала даже потребности брошенного в Землю зерна, которое от засухи не могло прорасти. Она настолько полюбила жизнь, что сама стала ею.

Она в совершенстве познакомилась со всеми закоулками человеческой души, со всеми ее страстями и стремлениями. Она поняла, что мужчина жаждет власти и почестей, а женщина - любви и защищенности. Каждый мог к ней прийти и рассказать о своих печалях, опасениях и беспокойствах и уходил от нее выслушанным, обнадеженным и поддержанным с уверенностью, что отдал себя в добрые руки, а она, приняв людские печали, отправлялась в пустынь, туда, где нет людей, и просила у Бога милости для своих подопечных, раскладывая перед Его Ликом их просьбы.

Когда количество страждущих неимоверно возросло, она стала сочинять молитвы и учить людей, как им самим попросить Бога о милости. Она убеждала угнетенных в том, что Бог - это Любовь и Доброта, а не монстр, который только и ждет, как бы им навредить. Она объясняла им законы природы, словно бы вынося наружу те знания, что открыл Маг, но оставлял только для себя. Она помогала всем, не делая различия между богатыми и бедными, женщинами и мужчинами, красавцами и уродами. Никто не умел так, как она, всмотреться в другого человека, животное или растение. Благодаря ей человек узнал, что несет в себе сокровище - бессмертную душу, которую он может развить в этой жизни и последующих воплощениях.

В совершенстве понимая природу и будучи ее покровительницей и опекуншей, она научилась использовать ее дары для пользы живых существ. Она научилась готовить лекарства из трав, помогавшие людям и животным. Она знала, что "подобное лечит подобное", и была покровительницей гомеопатии и иного медицинского учения, опирающегося на принцип, что врач прежде всего не должен вредить. Она знала, что женщины красивы и научила их подчеркивать свою красоту. Она поняла, что мужчины хотят быть сильными и мудрыми, и подсказывала им, как этого достичь.

Она полюбила детей и все другие невинные существа и всегда служила им своим знанием и любовью. Но своих детей у нее не было - она стала матерью всего живого. Зная все о любви, она никогда не стала ничьей любовницей или женой, но не по принуждению, а в соответствии со своим выбором - она слишком сильно любила людей, чтобы ограничить себя любовью к одному человеку.

Она была мудра. Знания, собранные ею для передачи последователям, она никому не навязывала, понимая, что не все способны их принять, и потому еще, что ей это запретил Маг, опасаясь, что избыток знания у профанов, уменьшит его собственное влияния. Так началось продолжающееся и по сей день бесполезное и бессмысленное противостояние между мягкой, Лунной, безличностной, свободной Любовью Наивысшей Жрицы к людям и властной Солнечной, материальной, доминирующей агрессивностью Мага. На протяжении веков брала верх то одна сторона, то другая - была в истории эра матриархата, бывало, что Маг обрекал Наивысшую Жрицу на костер у позорного столба, - но никогда ни одна из сторон так и не могла победить окончательно. И не победит! Только согласованное существование Солнца и Луны, только соединение мужского и женского начал способно принести в мир гармонию.

Однако сначала в нем властвовал матриархат. Благодаря опеке Наивысшей Жрицы, ее медицинским знаниям и молитвам, людское племя разрасталось. Стали образовываться определенные структуры, которым необходимо было обеспечить соответствующее функционирование. Племя требовало сильного вождя. Им не мог стать Маг, да он, собственно, и не хотел, поскольку видел себя в роли "серого кардинала", который из-за кулис решал многие вопросы, не беря на себя явной ответственности. Не могла стать вождем и Наивысшая Жрица: она была духовно повенчана с Богом и слишком любила людей, чтобы навязывать им что бы то ни было. Кроме того, она была слишком свободна и независима, чтобы подчиниться строгой иерархии. Но она так сильно привила людям своего племени веру в исключительные права женщины как матери и дарительницы Жизни, что таким вождем стала Императрица. Хотя в сердцах и душах людей первой воцарилась все-таки Наивысшая Жрица.

Архетип Императрицы

"Дай правителей - мудрых и добрых".
(Ю. Тувим "Польские цветы")

Растущее количество членов племени привело вопреки сопротивлению Наивысшей Жрицы, но при участии Мага, к тому, что создающиеся структуры и классы стали требовать вождя, которым стала Императрица. Она была мудрой и талантливой женщиной, уже реализовавшей себя в материнстве. Она любила все живое не меньше, чем наивысшая Жрица, но при этом совершенно иначе. Она хотела, чтобы ее народ становился все более могущественным и сильным и чтобы никто не мог ему угрожать. Она мечтала о его развитии. Она заботилась о том, чтобы люди не голодали. В качестве повелительницы и матери, она присутствовала при севе, бросая в Землю первые семена. Она заботилась о дальнейшем увеличении численности своего народа, и поэтому строго наказывала женщин, которые не хотели рожать детей, а тех, кто уже не мог этого делать, исключала из повседневной социальной среды, потому что они уже исполнили свой долг и их детородные функции были истощены. Такие женщины становились ее советницами, она прислушивалась к их суждениям при решении многих вопросов, связанных с обрядами и традициями, а иногда и с политикой, которой она также вынуждена была заниматься. Она понимала, что ее глубокая мудрость основана на опыте многих поколений, который бережно передавался по женской линии, что делало женщин хранительницами традиции. Она с недоверием относилась к новым начинаниям и вводила их в жизнь с большой осторожностью, если только была убеждена в их необходимости для своего народа.

Крайне важно было сохранять и увеличивать естественный прирост населения, поскольку он обеспечивал оборонную мощь племени. Случалось, что опасность приходила извне, например, какое-то чужое племя хотело захватить землю, украсть женщин, чтобы повысить свою рождаемость - все это требовало заботиться об обороне. И хотя Императрица была женщиной и матерью, она научилась владеть оружием и, в первую очередь, защищаться от нападения. Со временем она решила отказаться от своей женской сущности, поскольку на первое место поставила власть. Вечную Любовь Наивысшей Жрицы заменило твердое и в то же время мудрое правление сильной женщины - Императрицы.

Мужчины в этом государстве оказались оттеснены на второй план, их роль ограничилась лишь двумя функциями: "осеменительной" и "оборонной". Они были полностью подчинены власти Императрицы, должны были служить своей повелительнице и заботиться о старших женщинах своего племени. Но когда возникала реальная угроза, власть все же переходила в их руки. Мужчины шли сражаться за своих детей, за свой народ и за все его достижения. А когда они возвращались с войны, то в награду получали самых красивых девушек, чтобы те рожали новых воинов. Так на Земле властвовал матриархат.

Императрица по природе своей была властолюбива, уравновешена психически, прекрасно владела собой, умела подчинить свои личные потребности интересам народа. Часто она оказывалась перед лицом трудного выбора между благом страны и личным благополучием и всегда предпочитала первое. Но скоро она полюбила особое положение в обществе, которое давала ей власть, с охотой восседала на троне, украшая себя прекраснейшими одеждами и драгоценными вещами. Она стала окружать себя свитой, в состав которой входили Маг, Наивысшая Жрица, те молодые красавицы, которые доставались в награду воинам-победителям, и старшие женщины - хранительницы традиции.

К сожалению, она забыла о Глупце, который когда-то гонимый страхом отправился в странствие и донес этот страх через Мага и Наивысшую Жрицу до нее. Она сумела подавить свои опасения и тревоги, веря, что власть способна уберечь ее от них. Она забыла также о Маге и о его уверенности в своей исключительности, она использовала его познания, но не отдавала себе отчета о том, что он впоследствии может предъявить ей счет. Она не научилась использовать советы Наивысшей Жрицы, поскольку была ослеплена своей собственной властью. Она чувствовала себя необходимой своему народу, избранной на трон милостью Божьей и не опасалась, что кто-либо захочет отобрать у нее эту власть. В какой-то момент она настолько отождествила себя с властью, которую представляла, что даже перестала быть женщиной, но при этом никогда не переставала быть матерью. Этого она не могла сделать. Она любила своих детей, как Наивысшая Жрица любила все живое. Ради них она укрепляла свою власть - она хотела передать им в наследство еще более сильное государство, чем то, которое она сама получила.

Эта не была политика экспансии. Императрица не вела наступательных войн, имеющих целью захват чужой земли, но обороняла каждую пядь своей и усиленно развивала земледелие, понимая, что оно способно обеспечить стране процветание. Она поддерживала ремесла, ибо видела важность товарообмена с другими народами; не жалела средств на науку, поощряя любые исследования Мага; не экономила на здоровье своих людей, помогая Наивысшей Жрице заботиться о них. Она была суровым, но мудрым и добрым правителем. Она учитывала и принимала в расчет все, кроме своего материнского сердца, которое в итоге привело матриархат к упадку и возвело на трон мужчину.

У Императрицы после нескольких дочерей родился сын, и ее горячая материнская любовь не смогла согласиться, что он станет только одним из многих воинов, которые идут на войну, защищать свой народ. Ведь он мог там погибнуть, а этого сердце Императрицы не выдержало бы. Поэтому она постепенно начала готовить свой народ к тому, что именно он унаследует ее власть. Она нашла в этом стремлении союзника в лице Мага, который видел здесь выгоду для себя. Однако Наивысшая Жрица, опасаясь мужской агрессивности, противилась такому решению. Но сама Жрица, любя всех равной любовью, недооценила силу эгоистической любви к одному человеку и проиграла. Она постепенно отходила в тень, оставаясь надеждой и опорой простых людей, а при троне остался Маг, постепенно меняя свое обличие. Так на троне воцарился мужчина. Сын Императрицы, он принял титул Императора.

Архетип Императора

Власть - не для слабых.

На троне воцарился молодой и экспансивный властитель, который любил и уважал свою мать, но видел в ней только слабую женщину, хотя и дал титул королевы-матери. Сам же он хотел властвовать по-другому и сразу после коронации начал вводить изменения. Они проявлялись во всем. Даже трон стал иным. Когда на троне восседала Императрица, он был окружен голубями, символизирующими любовь и доброту, и Лунами - покровительницами плодородия. При молодом Императоре голубей сменили львы, означающие борьбу и агрессию, а вместо Лун появились Солнца, символизирующие жизненную силу и экспансию. Около трона не было теперь места для Наивысшей Жрицы с ее жертвенной любовью ко всем людям, пацифизмом, терпимостью и идеей равенства всех живых существ, одаренных Божьей милостью.

Зато широкое поле для деятельности получил Маг, сильно влиявший на молодого правителя и импонировавший ему знаниями, которые он смог значительно расширить, пользуясь расположением предыдущей правительницы. Это он неумеренной лестью раздувал Эго властителя, это после его советов было начато возведение пирамид и памятников Императору, именно он уравнял Императора с Богом, причислив его к Небесному Пантеону. Вскоре между Императором и его подданными возникла пропасть, непреодолимая и до сих пор. И хотя он продолжал заботиться о благе своей страны, рядовой человек уже не имел для него никакой ценности. Во главу угла была поставлена сама власть и связанные с ней преимущества и выгоды для Императора и его окружения. С этого момента среди его придворных началась борьба за чины и звания, которые правитель часто раздавал не по достоинствам, а под влиянием лести и подхалимажа.

Разумеется, для поддержания своего господства молодой властитель хотел вызывать уважение и поклонение. Однако со временем этого ему стало мало - в его Эго, чрезмерно раздутом Магом, уважение перепуталось со страхом. Император требовал почестей, но чтобы их добиться, понадобилось создать армию хорошо обученных солдат. И прежние защитники границ, воины Императрицы, призывавшиеся на службу только при возникновении угрозы, превратились в регулярную армию, главной задачей которой стала охрана Императора. Таким образом, его власть приобрела абсолютный характер. Никто и ничто не могло ее пошатнуть, и все должно было служить только ей. Каждый человек в соответствии со своим социальным статусом что-то отдавал правителю: время, деньги, труд. Император уже начал чувствовать себя Богом, возводил себе храмы и приказывал молиться на себя. Для большинства простых людей он на самом деле стал Богом, ибо настоящий Бог так далеко, а Наивысшая Жрица, которая прежде так умело посредничала между ними и Небом, оттеснена от трона. Зато этот земной бог находится близко и за каждое неповиновение может сурово покарать - ведь он вовсе не так милосерден, как Тот, Кто на Небесах.

Император, безусловно, был выдающейся личностью. Его твердость и воля позволяли ему властвовать над подданными и полностью их себе подчинить. Но он совсем забыл, что каждый, даже он, носит в себе архетип Глупца - испуганного внутреннего ребенка. Он хотел быть истинным правителем в своем государстве. Он умел ради этой цели использовать добытое знание и поддерживал науку, но при этом совершенно не желал, чтобы наука оказалась доступна простым людям. Вместе с Магом он стремился скрыть истинное знание от большинства своих подданных, а все усилия Наивысшей Жрицы противостоять этому, оказывались напрасны. Тем не менее Император опасался ее влияния, его беспокоила ее бескорыстная любовь к людям, желание служить им верой и правдой. И хотя Императрица по-прежнему пользовалась ее опытом и знаниями, новый правитель оттеснял ее все дальше от трона. При этом он считал, что простому человеку все-таки нужен наставник и руководитель, но такой, который бы управлял народом так, как этого хотел Император, и пользуясь методами, разработанными им и Магом. И таким человеком стал Верховный Жрец (название соответствующей карты на русском языке: "Папа" - прим. переводчика) .
 
Copyright MyCorp © 2017