Гадание на картах Таро
Яндекс.Метрика
Копилка раскладов
Заочное обучение
Форма входа
Календарь новостей
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
Наш опрос
Занимаетесь ли вы толкованием карт для себя?
Всего ответов: 206
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0










КАТАЛОГИ


Русский Топ

Mystic Sites Top100 Сайт о магии.
Rambler's Top100



Каталог Ресурсов Интернет
Рейтинг SunHome.ru
 
COOL.RU - каталог лучших сайтов

Архетип Верховного Жреца (Папы)

"Традиция, традиция..."
("Скрипач на крыше")

У него поначалу было много общего с Наивысшей Жрицей, поскольку он был призван для того, чтобы служить людям в качестве посредника между ними и Богом, однако он не так любил людей и не так стремился служить им. Кроме того, он был слишком тесно связан с троном и Императором. Он санкционировал его власть утверждением, что она - от Бога и никто на Земле не может этого изменить. В свою очередь, Император милостиво принял это утверждение и стал ревностно его охранять, хотя и в несколько ином значении, нежели это трактовали мудрые женщины, советницы Императрицы. Так на земле появилась Догма - нечто, во что надлежало верить безусловно, что не подвергалось сомнению.

Верховный Жрец пробовал играть роль сурового, но справедливого отца. Но, к сожалению, это был отец, который все более и более отдалялся от своих детей. Вместо служения людям, Верховный Жрец заботился о том, чтобы они служили ему. Он сумел отодвинуть в сторону Мага, развив и углубив собранные им знания, и стал при Императоре чем-то вроде главного советника. Обладатель власти поддерживал Верховного Жреца своим авторитетом, а тот поддерживал власть Императора, твердя людям, что Император - наместник Бога на Земле. Маг понял, какую совершил ошибку, но было уже поздно. И он теперь должен был уйти в тень с теми остатками знания, которые не смогли у него вытянуть ни Верховный Жрец, ни Император, и в глубокой тайне их развивать и углублять. Так продолжалось сотни лет, и хотя сейчас никто не заставляет никого прятать знание, сила привычки приводит к тому, что эти знания называются тайными науками и ими занимаются люди, происходящие от клана Магов.

Еще худшая судьба была уготована Наивысшей Жрице. Она была объявлена еретичкой и ведьмой, ее сжигали на кострах, называли демонической женой Дьявола. Она и на самом деле была ведьмой, так как "ведала" всем на свете, и это "ведение" было для нее путеводной нитью. Эти обвинения были выдвинуты Верховным Жрецом, который видел в Наивысшей Жрице угрозу своему положению. Он отдавал себе отчет, что Наивысшая Жрица лучше понимает простых людей, бескорыстна в своих делах и умеет разговаривать с Богом, не используя для этой цели неизменных Догм.

Верховный Жрец глубоко верил в Бога, но не понимал Его истинной сути. Ему казалось, что Бог, который создал Вселенную и всю красоту Земли и Неба, требует материальных доказательств веры в Него. Он считал, что если ему удастся создать схемы и правила вероисповедания, если он построит огромные соборы и храмы, то тем самым доставит радость Богу. И бесполезны были аргументы Жрицы, что Храм необходимо построить в человеческом сердце, а веру проявлять так, как этого требует душа человека. Верховный Жрец настоял на своем, а Наивысшая Жрица, также как и Маг, должна была постоянно скрываться от преследовавших ее слуг Верховного Жреца.

Так Верховный Жрец избавился от своих противников, получил абсолютное влияние на Императора и смог сам решать многие государственные вопросы. Бог стал в его руках орудием для устрашения людей, а накопленное знание о мире природы помогало ему сеять ужас. Чтобы еще больше возвеличить религию (а может, самого себя?), он начал возводить огромные храмы, а для скрытого от простых людей развития науки приказал строить монастыри. Хотя вначале он был глубоко верующим человеком, со временем его вера превратилась в сухую Догму, которая подчиняла все. Бог не стал ближе к человеку, а напротив, отдалился от него. Знание, некогда-то полученное Магом, и также Любовь и Вера, провозглашенные Наивысшей Жрицей, объединенные под его властью, уже не были доступны простому смертному. Глупец по-прежнему оставался беззащитным и одиноким.

Верховный Жрец создал собственную традицию и стал ее ревностным хранителем. Каждый, кто отступал от нее, объявлялся еретиком или изменником родины. Человеческая жизнь, которая была высшей ценностью для Жрицы, перестала цениться так высоко. Снова наступили тяжелые времена для простых людей. Кто хотел чего-то достигнуть, должен был склониться под властью Императора и Верховного Жреца. Эти двое присвоили себе право быть учителями и наставниками человечества. Без их позволения невозможно было что-то изменить. К счастью, зерно, посеянное Магом и Наивысшей Жрицей, робко, но все-таки прорастало. Люди научились самостоятельно думать, и хотя им не всегда хватало смелости прямо выражать свои сомнения, часто в глубине души они чувствовали, что не все так однозначно, как утверждали Император и Верховный Жрец.

Но со временем оба властителя, духовный и светский, поняли, что силовые методы не всегда дают ожидаемые результаты, и стали понемногу смягчать бремя деспотизма. Они объявили себя меценатами, покровителями наук и искусств - разумеется, в рамках строго очерченных границ.

Это, однако, привело к настоящему расцвету талантов. Люди пытались выражать свои печали и радости в живописи и музыке, искать слова для описания своей любви к Богу и красоте Мира. Они непроизвольно стремились передать частичку себя другим людям. К сожалению, и Император, и Верховный Жрец быстро поняли, какую опасность их власти несет свободное и независимое творчество. Но, не желая отказываться от образа покровителей искусств, они ввели систему контроля над ним - цензуру. Все их действия имели целью абсолютную власть над человеческой Душой. Но они не учли одного: человеческая Душа по природе своей свободна - ничто и никто не в состоянии ее закабалить. Можно контролировать тело, можно даже контролировать ум, но невозможно осуществить контроль над человеческой Душой, так как именно в ней сокрыто Божественное начало, что и делает ее независимой.

Человек захотел найти такую область или сферу своей жизни, где он мог бы свободно себя выразить, осуществлять выбор и принимать решения. Такой сферой стала Семья. Человек нашел крупицу свободы в выборе спутницы своей жизни, в построении семьи, в принятии решений о том, как ему жить и по какому пути идти. Символом этих процессов стали Влюбленные.

 

Архетип Влюбленных

"Именно любовь, а не классическая немецкая философия,
является объяснением этого мира".
(О. Вильде)

Наблюдая происходящее в окружающем мире, человек понял, что должен сам принимать решения, относящиеся к собственной жизни, потому что те, кто ранее делал это за него, либо ушли в тень, как Маг и Наивысшая Жрица, либо вознеслись так высоко, что стали опасными или недоступными, подобно Императору и Верховному Жрецу. Первым, с чем встретился Глупец в этой ситуации, была необходимость выбора жизненного пути. Человек должен был ответить сам себе на вопрос, хочет ли он жить по распоряжениям и приказаниям обоих властителей или желает идти собственным путем, без сомнения, более трудным и опасным, но зато свободным и независимым. Этот выбор оказался непростым, а принятые решения разделили людей на праведных и неправедных. Мир снова и снова пытались поделить на черный и белый, забывая о том, что не все так однозначно. Ничто не может быть абсолютно добрым или абсолютно злым. Чтобы существовало позитивное, необходимо существование и негативного. Как мы могли бы поверить в существование добра, если бы не было соответствующего ему зла? Таким образом, ничто не является только добрым или только злым.

Человек, испытывая огромное давление со стороны власти, ее вмешательство во все сферы жизни, стремился создать себе такой островок, такое место, где он мог бы оставаться свободным и вести себя согласно своим собственным убеждениям. Таким местом стал Дом. Глупец еще не забыл ужас, который он пережил, когда стихия уничтожила его жилище, поэтому теперь он очень тщательно выбирал для него место. Он заботился о том, чтобы разумно использовать природные условия, чтобы обезопасить себя от диких зверей и ... других людей, он хотел, чтобы в его доме поселились добрые духи. Инстинкт самосохранения подсказал ему, в каком именно месте, его дом будет безопасен, а где нельзя ставить даже хозяйственных построек, потому что там обитателям могут грозить болезни и несчастья. Таким образом, каждый старался создать себе Дом, и чем человек был богаче, тем Дом был больше, красивей и надежней.

Глупец не забыл и ужасного одиночества, сопровождавшего его во время катаклизма, стершего с лица земли его предыдущую жизнь, а также чувства бесприютности, возникшего у него в начале странствия и познания мира. Он видел Императора, которого сопровождали огромная свита, двор и жена, приносящая ему сыновей. Он видел также иерархов, окружавших Верховного Жреца, и понял, что человек не должен быть одинок, что душевная сила человека находит свою реализацию в любви к ближнему и в ответной любви ближнего к нему. Теперь оставался только шаг до потребности в создании Семьи, которая будет жить в Доме. Глупец любил чистой и наивной любовью, но Влюбленные - это уже не один человек, это пара. Два человека, выбравшие друг друга, движимые стремлением быть вместе в радости и в горе, связанные чувством взаимной принадлежности. Они стали символом настоящего партнерства, доверия и последовательности в принятии совместных решений. Дом наполнился жизнью, в нем появились дети, за которых оба Влюбленных чувствовали ответственность и одаривали их любовью. Они хотели дать своему потомству как можно больше, гарантировать ему хорошее будущее. И здесь снова необходимо было принимать решения, ответственность за которые в равной мере разделялась ими обоими.

Самой большой проблемой Влюбленных стали, однако, те, кто любой ценой стремился вмешаться в их жизнь. Больше всего на них пытались "давить" стареющие Императрица и Император, мать и сын, которые сами прожили друг с другом много лет и были уверены, что их опыт и авторитет дают право вмешиваться в жизнь молодых. Они считали, что таким способом смогут уберечь Влюбленных от ошибок, которые когда-то сами совершили. Они хотели сохранить мир неизменным, пытались играть роль хранителей традиции, понимаемой ими, однако, слишком консервативно. Влюбленные же искали развития и изменений, которые бы сделали их жизнь лучше и счастливей. Они двигали мир вперед, ибо чувствовали, что ничто не вечно, что все меняется. Поэтому Влюбленные достаточно часто вставали перед проблемой выбора, подчиниться воле старших или же, рискуя вызывать их гнев, все-таки идти собственным путем, руководствуясь голосом своего сердца. И их любовь была так сильна, что чаще всего Влюбленные выбирали собственный путь, на котором в очередной раз сталкивались с сопротивлением уже со стороны Верховного Жреца, обставлявшего их союз тяжкими требованиями, ссылаясь на Догму и законы религии. Много барьеров и препятствий должны были преодолеть Влюбленные, чтобы осесть в собственном Доме и создать Семью. Удавалось это только самым мужественным и тем, в ком жила настоящая любовь, поскольку только она была, есть и будет мощнейшей силой, которая существует в нашем мире.

Если Влюбленным удавалось преодолеть трудности, возникавшие на их пути, то им начинали помогать добрые духи на Земле, а Бог на Небе улыбался от удовольствия, видя, что Божественное начало любви, привитое им человеку, наконец-то восторжествовало. Кроме того, им тайно помогала и Наивысшая Жрица, радуясь, что не все люди заразились болезнью, называемой "власть", и не все сердца оказались заморожены суровой Догмой.

К сожалению, люди, прятавшиеся в своих Домах и хранящие любовь около семейных очагов, начали тревожить Императора и Верховного Жреца. Подданные вырывались из-под их правящей десницы, все трудней становилось осуществлять контроль над их телами и разумом. Властители решили, что пора снова сделать свободолюбивых людей ("людишек" - прим. переводчика) покорными. Верховный Жрец хорошо знал человеческую душу и нашел способ. Этим способом оказалось Честолюбие. Была введена иерархия, награждались послушные и выдвигались покорные. Образовалось неравенство между людьми, а ведь их приучили сравнивать себя с другими. Человек захотел успеха и славы и все активней к ним стремился, не считаясь с тем, что добиваться этого часто приходилось в ущерб другим и даже в ущерб собственной Семье. Символом амбициозного стремления человека к успеху стала Колесница.

Архетип Колесницы

"А нужно ли было кому-то с кем-то сражаться?"
(В. Шимборска "Атлантида")

Ведомый Честолюбием, умело провоцированный Верховным Жрецом, а также соответствующим образом поддерживаемый вниманием Императора, человек захотел выделиться среди соотечественников. Стало расти его ЭГО, которое все больше определяло поведение Глупца, возжелавшего в подражание своим властителям и учителям окружить себя славой и почестями. Верховный Жрец, используя свое знание человеческой души, без труда подталкивал человека к желательным для себя действиям - то есть к таким, которые могли бы удовлетворить амбиции Глупца. Все предыдущие намерения и планы человек отодвинул в сторону. Чувствительный Влюбленный, заботливый семьянин, созерцатель мира исчез. На его месте появился амбициозный вельможа, ортодоксальный блюститель догм, навязанных Верховным Жрецом, и грозный рыцарь свиты Императора. Даже идею Дома он превратил в аргумент, позволяющий ему толковать ее так: всегда что-то угрожает Дому, надо уметь его защитить.

Напрасно Наивысшая Жрица объясняла, что бряцать оружием и угрожать тому, кто иначе понимает идею Бога или придерживается иной традиции, - зло и такая постановка вопроса не принесет людям ничего хорошего. Ее слова, произнесенные вполголоса, доходили не до всех, а те, кто их слышал, не всегда хотели к ним прислушаться. Даже голосу Императрицы, предупреждающей об опасности наступательных войн, никто не внимал, объясняя ее опасения, проявлением слабости, свойственной женщине. И когда первый человек, превратившись из Влюбленного в Воина, оставил домашний уют, взял в руки меч и запряг коней в колесницу, то его примеру последовали и другие, влекомые амбицией и не желающие оставаться в "хвосте поезда". Но идея Любви, Дома и Семьи была еще слишком сильна, поэтому в качестве противовеса необходимо было найти что-то новое и столь же сильнодействующее. Верховный Жрец как главный идеолог государства умело взялся за работу, и на огромных знаменах, развивающихся в его руках, появились лозунги: Бог, Отечество, Честь. Сами по себе эти понятия не были негативны, они несли в себе красоту и глубину, но властители сумели поставить их на службу исключительно своим интересам, абсолютно игнорируя их первоначальный позитивный смысл. И вот была собрана огромная армия молодых и зрелых людей, побуждаемых к действию Честолюбием, гонимых желанием славы и приумножения богатства. Целые полчища колесниц, увешанные полотнищами и знаменами с указанными девизами, двинулись туда, где можно было добыть трофеи. А Бог печально взирал с Неба на то, как Его имя используют для резни, злодейств и насилия.

Но человек, к счастью, имел не только тело и разум, но и душу. И в то время как двое первых стали невменяемыми и, разъезжая на колеснице, сеяли разорение и разрушение, в душе, которая вначале молчаливо страдала, видя все эти безобразия, постепенно начинал усиливаться и крепнуть протест. Ужасы войны ее не сломили, а только закалили. И вот на колеснице появился воин, который не только умел в совершенстве владеть оружием, но и был способен на нравственные переживания. Он теперь видел перед собой не только дорогу, проложенную мечом. Он понял, что путей великое множество и только он сам в состоянии выбрать тот, которым ему суждено идти. К тому же в пылу сражений он вспомнил образ своей Возлюбленной, которая осталась в Доме, и его охватила ужасная тоска по ней. Временами ностальгическое воображение рисовало ему родной Дом, но Честолюбие, столь умело в нем пробужденное, и его гордое Эго не позволяли сложить оружие и звали в бой. Запряженная конями Колесница вела его от победы к победе, увозя все дальше от Дома.

Молодой рыцарь выработал свой собственный нравственный кодекс, где Бог, Отечество и Честь стояли на первом месте. Он победил страх, научившись в совершенстве владеть оружием. Он перестал бояться, и все меньше в нем чувствовался Глупец, постепенно превращавшийся в цивилизованного человека. Ему приходилось все чаще испытывать угрызения совести, особенно когда он видел трупы и пепелища - результат своей неустанной деятельности. Эти картины его угнетали, и он пытался найти оправдание. Он говорил себе, что сражается, чтобы защитить своих близких, чтобы обеспечить безопасность своему Дому и Семье, чтобы уберечь отечество от внешних врагов, чтобы приумножить величие Императора и Бога. А методы, которые он использовал? Увы, "цель оправдывает средства". Благодаря его подвигам на самом деле росло величие Императора и Верховного Жреца, но что получали его собственная семья и отечество? Нужно ли все это было Богу?

На эти вопросы не было ответа, а Колесница неслась все быстрее, принося очередные победы, славу и почести. Рыцарю, восседающему на Колеснице, это нравилось. Он старался быть честным и благородным. Мог себе позволить не убивать беззащитных и не разрушать их Дома. Его слава триумфатора и победителя давала ему возможность самому выбирать противников и трофеи, которые необходимо было добыть. Ему импонировало, что многие испытывают к нему уважение и восхищаются им. Он слишком сильно этого хотел. Ему и в голову не приходило, что за этим кроется обыкновенный страх, - ведь он чувствовал себя сильным и ему казалось, что он впервые избавился от страха. Он наивно полагал, что мир, в котором он живет, наконец-то стал добрым и благородным. Но в этом-то он как раз и ошибался: люди в своем стремлении к власти не любили сильных и равных. Император и Верховный Жрец должны были теперь считаться с Рыцарем, так как слишком ярким стало сияние его славы и его уже нельзя было по-тихому убрать. Колесница вознесла Рыцаря так высоко, что его самоволие надо было как-то укротить. Для этой цели властители решили использовать Справедливость, которая и прежде служила человеку, но на этот раз ее облачили в одеяния Закона.

Архетип Справедливости

"Пусть закон всегда означает закон,
а справедливость - справедливость".
(Ю. Тувим "Польские цветы")

Справедливость была подругой Наивысшей Жрицы. В своем прежнем служении людям она руководствовалась чувством внутренней правоты, которое жило в каждом человеке. Она решала все споры и недоразумения, возникавшие между людьми, старалась примирять противоборствующие стороны, чтобы сохранить гармонию и равновесие. Она также была хранительницей традиции, но, понимая, что развитие неизбежно, не препятствовала ему, а пыталась согласовать новшества со старыми обычаями.

Конечно, она тоже могла быть суровой, но только если этого требовали обстоятельства. Когда кто-то нарушал общепринятые правила, глумился над существующим порядком, то из всепонимающей мудрой женщины она превращалась в строгую и беспристрастную хранительницу Закона, но при этом никогда не бывала предвзятой и, оценивая человеческие поступки, всегда взвешивала все "за" и "против", пре-жде чем вынести свое суждение. Люди ценили Справедливость, и, когда не могли сами решить свои конфликты, то доверчиво вручали себя в ее руки. Она была бескорыстна - некоторые называли ее слепой, так как она ничего не делала для собственной выгоды. Она относилась одинаково к богатым и к бедным. Ее достоинство и естественное величие заставляли всех уважать ее. Она поддерживала униженных, защищала угнетенных, несла гармонию и порядок в мир, который еще не был до конца безопасным. Она ценила жизнь не меньше, чем Наивысшая Жрица, но немного иначе, концентрируясь на человеческом Бытии, оберегая его от опасностей. Она устанавливала правила, которые необходимо было выполнять в отношениях между людьми, развивала в них чувство справедливости и собственного достоинства. Подобно Магу, она ценила знание, хотя концентрировала свое внимание на "внешних" (естественных - прим. переводчика) науках. Она вникала в глубины человеческой души, но при этом хотела, чтобы науки, которыми она занималась, были доступны каждому. У нее было много общего с Императрицей - она была так же строга к людям, но не забывала об их интересах.

Так было прежде - до того, как Император и Верховный Жрец решили использовать Справедливость в своих целях. Теперь же они хотели, чтобы она помогла им в борьбе с удачливым и прославленным Рыцарем, триумфальным победителем, восседающим на Колеснице, а также со множеством других независимых людей, которые хотя в открытую не боролись с властью, но осмеливались иметь собственное мнение о многих событиях, происходящих в государстве. Было ясно, что Справедливость по своей изначальной сути не могла служить инструментом для расправы с инакомыслящими, поэтому к ней приставили Закон - суровый, бездушный, пристрастный и абсолютно послушный той власти, которая дала ему жизнь.

Закон очень часто оказывался в явном противоречии с человечной Справедливостью, примеряя себя к потребностям власти и с разной меркой подходя к простым смертным и сильным мира сего - слугам Императора или Верховного Жреца. И хотя Справедливость по-прежнему владела миром, ее власть была мнимой- всем управлял Закон. Именно Закон привел к возникновению Великой Инквизиции, заполнив сотнями невинных жертв тюрьмы и каменоломни, разведя костры, где сжигали людей, которые думали не так, как этого хотела Власть. По его приказу были созданы полиция и жандармерия, преследовавшие инакомыслящих или просто неугодных власти людей. По его прихоти доносительство на близких перешло в разряд добродетели. Часто ни в чем не повинные люди страдали, а настоящие преступники оставались на свободе, поскольку их оберегал фальсифицированный Закон. Суды, которые во времена настоящей Справедливости были честны и ставили перед собой цель выявить правду, дойти до сути дела и вынести справедливый приговор, теперь казались пародией на самих себя. Дела выигрывал тот, кто стоял ближе к Власти или имел средства на подкуп судьи. И Глупец, решивший было, что он в безопасности и что мир, в котором он живет, стал цивилизованным, в очередной раз убедился в своем заблуждении.

Но Справедливость не захотела со всем этим смириться. И если сначала она подчинилась существующему порядку вещей, то затем очнулась и начала бороться за себя. Она не пожелала санкционировать деятельность Инквизиции, пристрастные и несправедливые приговоры церковных иерархов, осуждающие невинных людей на казнь. Она хотела отделить себя от пародии на судебные процессы, где ее именем приговаривали к смертной казни или к пожизненной каторге. Она публично протестовала против пыток и психических издевательств над человеком с целью вытянуть у него признание вины. Не всегда ее протесты приносили пользу, а порой и сама Справедливость попадала за решетку, и тогда в стране наступали периоды беззакония, и несправедливые приговоры выносились один за другим. Но поскольку Справедливость все-таки была необходима всем - даже Императору и Верховному Жрецу - ее нельзя было долго держать в заточении. А когда она выходила на свободу, то снова громко и открыто протестовала против несправедливого манипулирования Законом.

Благодаря этому Глупец увидел, что Справедливость одна для всех - для простого человека и для властителя. Он понял, что Закон придумывают люди, стоящие у власти, и стремятся, чтобы он был выгодным для них, тогда как Справедливость слепа и бескорыстна и потому не делает исключений ни для кого. Глупец понял также, что именно он должен помочь Справедливости в борьбе за ее вечные идеалы, но по-прежнему боялся. Он теперь он жалел о том, что позволил пристрастному Закону преследовать Наивысшую Жрицу и Мага, так как чувствовал, что именно они могли стать его союзниками в борьбе за Справедливость. Он раскаивался, что не поддержал Императрицу, когда она старалась сохранить прежний порядок, восходивший еще ко времени ее правления, и что не воспользовался знанием, которое когда-то предлагала ему Справедливость. Он остался Глупцом, несмотря на весь опыт, полученный в своем странствии. Он снова не знал, что ему делать и к кому обратиться за советом и поддержкой. Внешний мир не давал ему ответа на мучившие его вопросы.

Глупец вспомнил Мага, его знание о человеке, человеческой душе и силах, дремлющих в ней. Он чувствовал, что именно там сокрыты решения всех волнующих его проблем, но без руководства Мага не видел, как можно добраться до этих потаенных источников. Интуитивно он догадывался, что должен их найти, и поэтому снова отправился в странствие. Но он был уже обогащен предыдущим опытом и не так испуган и растерян, как в самом начале. Хотя он оставался по-прежнему одинок. Правда, теперь в результате внутреннего выбора он осознал, что такое странствие можно осуществить только самому. Символом этого странствия стал Отшельник, ищущий источник знания о Человеке.
 
Copyright MyCorp © 2017